ͥ婶鮱롿 ޫ櫲񯮭ὠ¨⬨ﳥ랠rosmedic.ru
5.2. Цепной миотатический рефлекс

В 1905 г. немецкий биолог Якоб фон Икскюль (1864 – 1944) впервые продемонстрировал существование цепных миотатических рефлексов на офиурах (змеехвостках) – разновидности морских звезд. Их тело имеет звѐздообразную форму с очень подвижными членистыми лучами, напоминающими хвосты змей. Лучи представляют собой ряд позвонков, соединѐнных мышцами (фото 1).

Image
Фото 1. Морская звезда – офиура (змеехвостка)


Икскюль закреплял изолированный луч офиуры горизонтально в штативе, так, чтобы его конец свободно свисал, изогнувшись вниз, и наносил на него раздражение. При этом луч всегда отклонялся в сторону растянутых мышц, т.е. кверху.

Подобный механизм координации описан также и у низших червей – немартин. При раздражении переднего конца червя сначала сокращаются продольные мышцы головного отдела; затем постепенно, переходя от участка – к участку, волна сокращения достигает противоположного конца.

Сокращение предыдущего участка ведет к растяжению ближайшего последующего сегмента тела. В растянутом сегменте раздражаются кожно-мышечные рецепторы, инициируя его сокращение.

Цепные координации поперечнополосатой мускулатуры обнаружены и у млекопитающих. Их существование было наглядно продемонстрировано Р. Магнусом на хвосте децеребрированной, а затем спинализированной кошки. Животное укладывали на стол спиной кверху, чтобы хвост свободно свисал через его край. При раздражении кончика хвоста он также всегда отклонялся вверх – в сторону растянутых мышц. После того как переднюю часть туловища кошки перемещали в боковое положение, реакция хвоста менялась. Теперь при раздражении он двигался в сторону направления передних лап животного (рис. 1).

Image
Рис. 1. Опыт Р. Магнуса по выявлению цепного миотатического рефлекса в хвосте децеребрированной и спинализированной кошки


Перерезка спинного мозга нарушила связи передней части туловища с двигательными центрами хвоста, однако поворот тела вызывает асимметричное растяжение мышц с обеих сторон хвоста. Это способствовало изменению направления рефлекса. По данным И.С. Беритова, цепной миотатический рефлекс может развиться как при быстром, так и при медленном растяжении мышцы и сохраняется все время, пока действует растягивающая сила. Он может появляться при растяжении мышцы всего на 0,8 % ее длины покоя.

Достаточно взглянуть в учебник химии, чтобы убедиться в том, что субстраты для реализации цепных миотатических рефлексов существуют и у человека. Действительно, многие весьма крупные массивы скелетных мышц имеют одинаково направленную исчерченность рельефа. Нередко одна мышца как бы является продолжением другой. Эти цепочки мышц могут иметь диагональную или продольную ориентацию.

Например, волокна наружной косой мышцы живота, сохраняя преемственность по направлению, продолжаются через белую линию в волокна внутренней косой мышцы, а те, в свою очередь, плавно переходят в пучки брюшной части большой грудной и передней зубчатой мышцы (рис.2).

Image
Рис. 2. Образец миотатической цепи, включающей контрлатеральную наружную (1) и ипсилатеральную внутреннюю (2) косые мышцы живота; переднюю зубчатую (3), малую грудную (4) и межрPберные мышцы (5)


Последняя аналогичным образом связана с подлопаточной и ромбовидными мышцами. В качестве другого примера можно привести цепочку, состоящую из икроножной мышцы, ишиокруральной мускулатуры и мышц ягодицы (рис. 3).

Image
Рис. 3. Образец миотатической цепи, включающей икроножную мышцу (1), а также ишиокруральную (2) и ягодичную (3) мускулатуру


Сходство внутренней архитектуры весьма удаленных друг от друга мышц, имеющих различную иннервацию, может быть объяснено единством их функции на более ранних этапах эволюции. Возможно, некоторые из этих закономерностей отражают спиралевидно-волновой или удлинительно- укоротительный стереотипы движений, используемый червями, рыбами или змеями для перемещения в пространстве.

Клинико-экспериментальным обоснованием существования цепных мышечных координаций у человека могут послужить работы Т.Н. Несмеяновой и А.Н. Транквиллитати, которым в процессе обучения у больных с полным перерывом спинного мозга при наличии спастической параплегии удавалось добиться включения в двигательную активность мышц, иннервируемых сегментами, расположенными ниже уровня поражения.

В этом случае запуск движений производился из расположенных выше уровня поражения верхних участков длинных мышц туловища и плечевого пояса, которые напрягались произвольно путем подтягивания на руках за изголовье кровати (фото 2).

Image
Фото 2. Больная со спинальной параплегией, обученная сгибанию и разгибанию голени при помощи цепных миотатических синкинезий


Далее с коротким интервалом последовательно сокращались парализованные мышцы: нижние отделы выпрямителя позвоночника, косые мышцы живота, средняя ягодичная мышца, четырехглавая и двуглавая мышцы бедра. В результате происходило слабое сгибание голени. Возникала как бы цепь миотатических рефлексов, в которой сокращение одной мышцы активирует дистально расположенную мускулатуру.

Не исключено, что у людей с интактной нервной системой эти древние связи также могут служить анатомическим субстратом для распространения мышечно-тонических и некоторых других реакций из очага первичной ирритации. Данный вид функциональных связей мы предлагаем называть термином «миотатические синкинезии» . Вероятно при определѐнных условиях они могут иметь патогенетическое значение.

Можно предположить, что любое локальное напряжение мышцы, вызывая растяжение ее ближайших соседей по мышечной цепи, способствует активации миотатического рефлекса и повышению тонуса в последних. Таким образом, развивается цепной рефлекс, приводящий к последовательной тонизации всех мышц данной цепи, даже если они весьма удалены от очага первичного поражения. При этом сравнительно подвижные детали скелета (лопатка, ребра, тазовая кость, надколенник и т.д.) могут включаться в мышечную цепь как пассивные костные вставки, существенно не препятствуя распространению мышечно-тонических реакций.

Напряжение головной мышцы цепи, вероятно, инициируется познотоническими перегрузками или висцеро-моторными влияниями. В дальнейшем миотатическая синкинезия может стабилизироваться за счёт формирования в её звеньях миофасциальных триггерных точек (ТТ). Согласно современным представлениям, последние имеют следующий патогенез.Вследствие временных задержек в распространении двигательного нервного импульса мышечные волокна, расположенные в области брюшка мышцы, недалеко от мионеврального синапса, активируются раньше остальных. В результате, при любом сокращении мышцы имеется тенденция к растяжению ее более тонких и слабых участков, прилежащих к сухожилию. Особенно неблагоприятны в этом отношении мышцы со сложной внутренней архитектурой, например, перистые.

Поскольку мышце как биомеханическому телу свойственна вязкость, то после её расслабления изменение первоначальной конфигурации волокон может сохраниться, одни из них оказываются сжатыми, другие – растянутыми. Если в зону деформированного участка попадает мышечное веретено – создаются условия для искажения проприоцептивной импульсации и самоподдержания сегментарного миотатического рефлекса, что в конечном итоге и приводит к формированию ТТ.

По-видимому, первая попытка осознанного использования мышечных цепей с лечебной целью принадлежит врачу-остеопату Иде Рольф (1896–1979). В основу созданного ею направления – Рольфинга – было положено понятие о «миофасциальных меридианах» , определяемых как типичные линии, по которым распространяется энергия напряжённых мышц (мышечная тяга). Эти «линии», соединяясь друг с другом, покрывают всё тело в виде сети. Различают цепи продольной, диагональной и латеролатеральной ориентации (рис. 4).

Image
Рис. 4. Миофасциальные меридианы, выделяемые в Рольфинге. Ориентация мышечных цепей: а – продольная, б – диагональная, в – латеролатеральная


Каждый пациент имеет свой специфический набор клинически актуальных миофасциальных цепей, который может меняться от сеанса к сеансу.Современные вертеброневрологи– Л. А. Кадырова и Н.Н. Сак пред- полагают, что в скелетной мускулатуре человека могут быть выделены своеобразные мышечные цепи, оплетающие конечности и туловище наподобие спиралей (рис. 5).

Image
Рис. 5. Схема формирования спиральных «миоадаптивных» цепей по Л.А. Кадыровой


Распределение рефлекторной мышечной патологии находится в прямой зависимости от этих спиралевидных кинематических цепей. Специалист по прикладной кинезиологии О.В. Кузнецов утверждает, что на основании мануального мышечного тестирования можно выделить несколько вариантов миофасциальных цепей поверхностного и глубокого залегания, имеющих, как правило, диагональный или спиральный характер

Image
Рис. 6. Образцы миофасциальных цепей по О.В. Кузнецову: а – дорзальная поверхностная миофасциальная цепь, б – вентральная поверхностная миофасциальная цепь, в – спиральная миофасциальная цепь


Например, в состав дорзальной цепи входят: подошвенная фасция стопы и короткие сгибатели пальцев, икроножная мышца, разгибатели бедра, крестцово-бугорная связка – на одной стороне, а также крестцово-поясничная фасция, выпрямитель позвоночника и апоневроз головы – на другой (рис. 6-а).

Вентральная мышечная цепь представлена коротким и длинным разгибателями пальцев, передней большеберцовой мышцей, надколенником и прямой головкой четырёхглавой мышцы бедра – на одной стороне и прямой мышцей живота, фасцией грудины, грудинно-ключично-сосцевидной мышцей и апоневрозом головы – на другой (рис. 6-б).

Спиральная цепь в области нижней конечности представлена передней большеберцовой, малоберцовыми мышцами и мышцей, напрягающей широкую фасцию бедра. Далее она диагонально продолжается по вентральной поверхности туловища в составе косых мышц живота той же стороны тела и передней зубчатой мышцы – противоположной (рис. 6-в).

Р. Смичек полагает, что мышечные цепочки не является неизменными анатомическими образованиями. Они представляет собой временную группу анатомических единиц, которые формируются для стабилизации туловища во время движения или внешнего силового воздействия. Одни и те же мышцы могут входить в состав различных мышечных цепочек. Участие отдельных мышечных цепей различно даже при выполнении отдельных фаз движения.

По его мнению, слаженная работа мышечной цепи нарушается из-за слабости или функциональной неактивности отдельных её звеньев. Одной из причин такой дисфункции мышц может быть патологическая импульсация из поражённого позвоночно-двигательного сегмента (рис. 7).

Image
Рис. 7. Варианты мышечных цепей по Р. Смичеку
 
« Пред.   След. »
 
 
Rambler's Top100